Soy.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Soy. » Темы и сообщения » Эпизод 5. Серьезно?!


Эпизод 5. Серьезно?!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

5. Серьезно?!

В деле: Alexander Bishop, Jeffrey Butler

Время, место
5 декабря 2026 года, 10:50
Неназванный, университет. Аудитория № 13

Вокруг сейчас...
Спокойное субботнее утро, когда меньше студентов хочется учиться преподавателям. Солнечно, улицы укрыты белым снегом.

Описание эпизода:
     Все начиналось замечательно. Александра почти заразило праздничное настроение в пути на работу. Однако по окончанию академического опоздания, аудитория оставалась малочисленной. Староста не могла достучаться даже до товарищей с академической задолженностью.
      Когда первый студент в свое оправдание заявил про пятничный инцидент в торговом центре, Александр расценил это не серьезнее бумагоедной собаки (или оправдание хорошей гулянки). Второй – это могло быть просто совпадение, или покрывают друг друга.  Третий – уже тенденция.
       Лекция не складывалась, и к моменту сдачи долгов вовсе подошли неловко. Как можно тратить свое вдохновение, когда никто ничего не хочет делать?! Студенты не на шутку испугались, когда от гнева Бишопа начали отказывать электрические приборы в аудитории.

       Но только Александр и один из присутствующих студентов, Джеффри Батлер, видели истинную причину: каракатица. Летающая каракатица.
     Серьезно!
     Это была летающая каракатица, которая… что?.. Творила… непотребства с лампочками?.. Да нет, похоже, с любым электрическим прибором. Люди научного толка зачастую не верят в Бога, но в такой ситуации даже вера в разумность этого мира отказывает.
      Прежде студент и преподаватель, находившиеся по отдельности друг от друга, могли списать это на галлюцинации или бред. Но что видят двое – то не кажется.
       И почему столько людей и слухов вокруг вчерашнего вечера, а в СМИ – тишина?.. Снова толпы людей, снова небывалые истории.

0

2

Студенты такие забывчивые. Забывают про долги и то, что в конце концов выпускные экзамены будет принимать совсем не Александр и что разочарованный преподаватель имеет право на маленькие сюрпризы для своих любимых студентов.
Взять хотя бы сегодняшний тест, о котором Бишоп не предупреждал. Просто в ультимативном тоне попросил на университетском форуме студентов придти утром в субботу, в противном случае на них будет наложен штраф в десять процентов общей оценки. По тому, как через полчаса начали гореть его уши, Алекс понял, что сообщение прочитали все студенты. Чудесно! Время предрождественнских сюрпризов, доставленных добрым Санта-Бишопом непослушным деткам!
- Добрый день, ребята. – Александр улыбнулся студентам, практически физически чувствуя, как зал начинает плотнеть от концентрации раздражения. – Сегодня у нас проверочный экзамен. Тот, кто сдаст его на все сто баллов, получит автоматический полугодовой зачет. Телефоны и планшеты в сумки, сумки положите около доски, с собой берите ручки, студенческие и калькуляторы, если взяли. Вперед-вперед, желаю удачи от всего сердца!
В зале зашумели, но все-таки послушались и отнесли сумки к доске. Бишоп сел за стол и полчаса разрисовывал блокнот созвездиями, дожидаясь окончания отведенного на тест час. Лучший способ скоротать время, состоял в том, чтобы нарисовать все известные созвездия и подписать их. Можно еще нарисовать галактики и... это еще, летающая каракатица?
Александр моргнул. Потер лоб. Снова моргнул, но видение не исчезало.
«Да какое нахрен видение,» - подумал он, внимательно рассматривая летающую каракатицу, творившую непотребства с лампочкой,  - «что было в сегодняшнем кофе?»
Последний раз Бишоп видел подобное семь лет назад, когда на первых порах поддался соблазну попробовать подогнанные другом с медицинского факультета вещества. Мартин клялся и божился, что он ничего круче не пробовал, и ненароком вкладывал пакетик в ладонь второкурсника Алекса-мать-его-Бишопа, еще не утратившего юношеский авантюризм. Мир после того пакетика казался сладко-клубничным, в глазах плавали разноцветные фракталы, а хихиканье сожравшего тот же порошок Мартина отдавало кислятиной. Убери свои радужные лапы от моей сумки, сказал тогда Алекс и вырубился, пообещав себе наутро после отходняка больше никогда не пробовать наркоту и заодно надавать Мартину галоперидолом по щам, чтобы и он больше не совал, что не надо, в рот. Рот вообще святое место, знаете ли, туда только еду и выпивку и можно совать, остальное уже извращения. А за лишние добавки в кофе нужно убивать.
В переносном смысле, конечно. Александр ценил хороший кофе и совершенно не ценил тех, кто портил кофе и заставлял видеть летающих моллюсков.
Отличный трип, ничего не скажешь. Но отличный трип не повод бросать студентов во время теста и бежать к Марии с криками «Марииии, мне снова какую-то хрень подсунули, сделай биохимию по знакомству!».
Лампа треснула и, брызнув осколками, погрузила половину зала в сумрак. Бишоп с душераздирающим вздохом запустил пальцы в волосы. Всему всегда есть логическое объяснение. Каракатицы не могут летать, совокупляются они только между собой, а лампочки взрываются сами по себе из-за превышающего норму давления, что заставляет увеличиваться спираль и нагревать дуги сильнее. Температура поднимается, дуги не правляются, ломаются под действием температуры и бум, взрыв.
Каракатица точно ни при чем.  Нет, мерзкое существо, не смей приближаться к другой лампочке, то, что ты творишь, омерзительно.
Студенты отвлеклись от своих тестов, отвлеченные лопнувшей лампочкой. Александр с раздражением сощурился.
- Ничего страшного, простой перепад напряжения. Джеффри, Донован, вы можете сесть за мой стол, если вам плохо видно. Остальные, продолжайте и не отвлекайтесь.
Преподователь резко поднялся со своего места и подошел к кафедре, облокачиваясь на нее.

+1

3

Он завалился в аудиторию последним, опоздав на минуту после прозвеневшего звонка. Однокурсники все еще шумели, дергали молнии сумок и пытались найти свои ручки, тетради и вчерашний день на дне рюкзаков.  Девчонки переглядывались и осторожно хихикали, делая вид, что преподавателя, пока еще терпеливо ожидающего, когда этот копошащийся немногочисленный рой полусонных студентов угомонится, не существует. Появление Джеффри тоже осталось никем не замеченным, и он, обрадованный этим фактом, последним рывком взлетел на четвертый ряд аудитории, присаживаясь рядом с Донованом. Соседство так себе, но у единственного кореша Деффа новая девочка и он всю пару планирует вешать ей на уши лапшу о больших чувствах, а тем временем под партой распускать свои грязные руки. В этой любовной идиллии третий, как говорится, лишний.
Перекинувшись парой фраз с Донованом, Джефф наконец заткнулся, уткнувшись в тетрадь и пытаясь понять, сколько лекций он пропустил, прежде чем на него снизошло озарение: скоро сессия и сдача курсовика, а это значит, что пора бы взяться за ум или хотя бы предстать перед светлыми очами мистера Бишопа и показать, что все, что он им рассказывает настолько интересно и увлекательно. Просто суббота – не тот день, когда эти знания усваиваются.
Однако мистер Бишоп был еще тот шутник. Ну да, конечно, теперь все сложилось: массово забитая лекция на прошлой неделе, сообщение на форуме с целью запугать студентов, экзамен с заманчивыми условиями для тех, кто был прилежным учеником. Вот только по возмущенному гулу и раздраженным лицам было понятно, что никто это условие не выполнит. От такой вселенской несправедливости нога Джеффри непроизвольно ударила спинку сидения нижестоящего ряда, и рыжеволосая девчонка в очках, буркнув «придурок», первой поплелась сдавать свои вещи. На радость преподавателю аудитория теперь действительно замолчала, студенты сосредоточенно пытались думать.
Джефф вздохнул, посмотрел в окно на легко кружащийся снежок и углубился в астрофизику. Иногда Донован толкал его в бок и что-то спрашивал, но прежде чем Батлер успевал сказать «отвали, я не знаю, думай сам», преподаватель окликал того, призывая к порядку. Странно, но Донован его слушался и бросал укоризненные взгляды на Джеффри.
Через минут тридцать, когда шансы Батлера написать экзамен хотя бы на 50 баллов начали стремиться к нулю со скоростью движения нейтрино, появилось «оно». Оно заявило о себе громким хлопком лампочек и огромной тушей, кувыркающейся в воздухе под самым потолком. Оно было похоже на каракатицу, но еще больше – на поехавшее воображение. Джефф пару раз моргнул. Видение никуда не делось, и тело поплыло в пространстве к следующей лампе, попутно выделяя какую-то слизь. Кап. КАП-КАП! Мерзкая капля упала на парту прямо возле руки Джеффа, и тот машинально дернулся в бок.
-Вот хрень! Вы это видите?-парень огляделся по сторонам, еще пока не понимая, что каракатицу из всех студентов видит только он.
-Ты че, испугался лампочки что ли?-весело поинтересовался кто-то из первого ряда, пытаясь задеть Батлера и  поугорать с его ответной реакции, но преподаватель, выглядевший почему-то немного растерянным и удивленным (наверное, уже прознал, что все провалили экзамен), предложил Джеффри пересесть, что он с радостью сделал. Вслед за ним поплелся Донован, пересаживаясь чисто из-за открывшейся возможности оказаться за спиной у Бишопа, и наконец, подсмотреть в записи Батлера, который то и дело бросал заинтересованный взгляд на потемневшую часть аудитории.
Похоже, каракатицу видел только он. Она же, в свою очередь, исчезать не спешила, забавлялась с лампочками, словно огромный жирный кот с обглоданной тряпичной мышью. Стоит ли говорить, что с этого момента об ответах на экзаменационные вопросы ему можно было забыть.

Отредактировано Jeffrey Butler (2016-11-29 12:51:42)

+1

4

Секунды складывались в минуты, минуты отсчитывали конец теста, скрипели ручки, шуршала бумага, слышался противный хлюпающий звук от соприкосновения тел – физического стекла и анатомического каракатицы. Александр всерьез задумывался о том, чтобы прервать тест и отправить студентов по домам, но летающая сволочь взяла перерыв в секс-марафоне с лампочками и примостилась на кафедре прямо перед преподавателем. Он снова поправил воротник водолазки и отвернулся от мерзкого существа. Как вовремя!
- Донован, еще одна попытка списать, и я не буду проверять вашу работу. – Бишоп мягко улыбнулся, забрал свои записи со стола и спрятал их в сумку, в которой кроме кучи бумаг и техники, прятались еще недоеденная булочка, кошачий корм и ванильная кола в подарок Марии, к которой мужчина должен был зайти сегодня после работы, но, видимо, сегодня подруга перебьется без колы. Алексу кола нужнее.
Запиликал звуковой сигнал, извещая об истечении времени для теста. Бишоп кивал студентам, когда те клали тесты в коробку, одновременно наблюдая периферийным зрением головоногое, которое снова зашевелилось и взлетело в воздух. Моллюск заметался в воздухе, описал пару кругов над головами ничего не замечающих студентов и остановился, паря и капая слизью. Гадость.
Александр широко раскрытыми глазами смотрел на каракатицу, которая парила над дверью, через которую выходили студенты. Он не ожидал от нее ничего хорошего. Он не ожидал ничего хорошего от своего собственного сознания, которое решило явить собой сексуально возбужденного моллюска.
Каракатица дождалась, пока большинство студентов вышло на двери аудитории, после чего развернулась – и атаковала одного из студентов, Джеффри Батлера. Моллюск спикировал на его белобрысую макушку и начал творить с ней то же самое, что до этого творил с лампочками. Бишоп с громким хлопком приложил ладонь к лицу. Черт возьми, его уже должно было отпустить.
- Джеффри, мне кажется, у вас что-то на голове лишнее. – Честно говоря, у студента и в голове что-то было лишним. Мозги, например.
Еще никогда Александр не чувствовал себя настолько капитаном. Причем явно не Америкой. Он махнул рукой паре студенток на прощение, не желая отвечать на вопросы малочисленных любителей узнать побольше и спросить ответы на вопросы.  Работу над ошибками он проведет в среду, когда проверит тесты. Когда его отпустит. Когда он выпьет припрятанный в кухонной тумбе виски от радости, что его наконец-то отпустило.
Да почему же его все никак не отпускает, безнадежно подумал Бишоп – и рванулся вперед не подумав, больно вцепившись в плечо Джеффри пальцами и смахивая с его макушки неутомимую труженицу эскорт-услуг из рода головоногих. Каракатица шмякнулась на пол неподалеку. Реалистичное воображение, ничего не скажешь, размышлял мужчина, отпуская плечо Батлера и подходя к распластанному по паркету телу. Оно, мягкое и влажное, шевелилось в луже слизи. Алекс сел рядом на корточки. Закрыл глаза и решительно ткнул в мягкого моллюска пальцем – даже если это приход, тело не обмануть. Руки ощутят холод паркета, а не влажную плоть – ах нет, это все-таки не приход, не холодный пол ощущали руки Александра.
- Ты видишь это? – Бишоп поднялся и с гримасой отвращения кивнул на каракатицу, вытирая руку о брюки. Студентов в аудитории не оставалось, и бояться отрицания стоило только со стороны Джеффри. – Если нет, то звони девять-один-один, потому что я это вижу очень отчетливо.

0

5

Время бежало. Бежало вприпрыжку, забывая, что оно кому-то жизненно необходимо в этот самый момент. Например, чтобы напрячь мозги и вспомнить то, что было забыто и похоронено под грудой ненужных мыслей о позавчерашней вечеринке, где кто-то настолько перебрал, что стал приставать к красивой девчонке. Странно, что она ответила отказом и быстро свалила, ведь среди отдыхающих не было трезвых людей, способных нормально оценивать действительность.
Каракатица безмолвно кувыркалась под потолком, заставляя то и дело отвлекаться на нее и хмуриться. Ее мерзкие соки обволакивали лампы и капали на свободные парты, но как бы не старался Джефф понять, кто еще видит эту убогую картину из жизни подводных моллюсков, он разобрать не смог. Все напряженно думали, что-то писали, грызли ручки и старались подсказать друг-дружке, пока преподаватель задумчиво смотрел в окно.  Пару раз, прежде оказаться прямо возле Александра, она пролетала прямо над несчастными экзаменуемыми, но НИКТО не отреагировал. Невольно Батлер подумал о том, что субботний тест – просто сон, сейчас прозвенит будильник, сейчас он окажется у себя дома, заснувшим на разбросанных по полу подушках, а по телику будут крутить дискавери и рассказывать о жизни каракатиц.
Звонок действительно прозвенел. Сигнал о том, что пора сдавать свои листочки и собирать вещички. Иллюзия сна рассеялась и Джефф встрепенулся, быстро черканул в своих записях последние мысли, скептически посмотрел на то, что успел наскрести и со вздохом сдал свой листок. Где-то он что-то вспомнил, где-то что-то решил, но в правильности своих ответов он не был уверен даже на пятьдесят процентов. Провожая глазами мерзкое животное, он не спешил покинуть аудиторию, и ведь зря. Потому что атака медлительной каракатицы была стремительна и ее тело своей скользкой холодной кожей коснулось его головы. Опешив, Джеффри замер. Одногруппники все еще не покинули помещение и пытались выклянчить у Бишопа правильные ответы, словно это их спасет от провала, поэтому Батлер даже и думать не смел, чтобы привлечь к себе их внимание, пытаясь отогнать настырную тварь.
-Эй, ты чего застыл, пошли уже,-Донован остановился возле двери и окликнул Джеффа, словно они были старыми приятелями. Убогая триповая каракатица, ублюдок Бишоп и его внезапный тест на тупость, списывающий и настырный Дон, кто еще? Кто еще решит, что это утро нужно окончательно втоптать в грязь?
-Не, иди, я тут кое-что уточнить хочу,-благо Донован, хмыкнувший и рассеяно пожавший плечами, был последним, кто покинул аудиторию.
Конечно же ничего уточнять Джеффри не хотел. Он просто хотел избавить от всех нелепых раздражителей, но почему-то его раздражитель номер один, занимающий лидирующие строчки хит-парада субботы, внезапно заявил, что тоже видит моллюска.
-Вы…-оторопело произнес Джефф, не ожидая, что пальцы преподавателя так внезапно вопьются в его травмированное на прошлой неделе плечо. От боли Батлер сощурился и закусил губу.
-Тот же вопрос я хочу задать вам, мистер Бишоп-разминая плечо, отозвался Джефф, корча на лице гримасу омерзения и обходя каракатицу с левого боку. В сложившейся ситуации был единственный плюс – не нужно было притворяться и делать вид, что ничего не происходит. Вслед за Александром он наклонился над извивающейся тушей, но дотрагиваться до моллюска не хотел. Ему хватило влажных от ее слизи волос, свисающих белыми слипшимися сосульками, от которых несло теперь так, как несет от рыбных консервов. И как на зло вытереться было нечем. Хотя, можно было попросить назад свой экзаменационный листок и использовать его по назначению.
-Пока она все тут не обслюнявила, предлагаю выкинуть ее в окно на мороз. И забыть. Потому что каракатицы не летают, ведь так, мистер Бишоп? И не только потому, что живут в воде. Этого просто не может быть,-Батлер, смахивая с лица тяжелую и влажную прядь, пытался говорить уверенно и спокойно, как будущий ученый, хотя ему хотелось кричать на весь университет, выражая все свое недовольство, брезгливость, отчаяние и непонимание.
-Может чьи-то опыты?
Повисло молчание. Джефф пытался выстроить хотя бы пару догадок, почему каракатица стала невидимой для большинства и летала, но на ум не приходило никаких научно подтвержденных фактов и теорий.
-Только не говорите, что хотите отнести ее в лабораторию к биологам. Не думаю, что они оценят опыты с невидимой материей…

Отредактировано Jeffrey Butler (2016-12-06 15:15:06)

0


Вы здесь » Soy. » Темы и сообщения » Эпизод 5. Серьезно?!